Поиск загружается...

Почему за смерти воронежцев от отравления газом в квартирах никого не наказывают

Версия для печатиВерсия для печати
Почему за смерти воронежцев от отравления газом в квартирах никого не наказывают

И кто всё-таки виноват в бесчисленных трагедиях.

Родные воронежского студента, погибшего вместе с подругой от отравления газом в квартире на улице Пушкинской, опасаются, что никто не будет наказан. Через восемь месяцев после трагедии в уголовном деле нет подозреваемых. Исследование, которое могло бы лечь в основу обвинения, не даёт возможности следователям привлечь газовиков или управляющую компанию к уголовной ответственности. И это несмотря на то, что в этой же квартире за полтора месяца до гибели пары уже отравились люди.

Каких доказательств недостаточно для обвинений коммунальщиков, когда газ заполняет квартиру из-за неисправного дымохода? Почему дела о гибели целых семей от отравлений угарным газом не доходят до суда? По каким причинам в смерти винят самих погибших? В проблеме разбиралась корреспондент «Вести-Воронеж».

Похороны вместо свадьбы

Хотели прожить вместе долгую и счастливую жизнь, а умерли в один день в 20 лет и 22 года. Они уснули и больше не проснулись. Слава Денщиков и Даша Неделина встречались больше полутора лет. Весной 2018 года ребята собирались пожениться.

В последнее время у Славы и Даши была любовь на расстоянии. Отучившись в Воронеже в колледже, Даша уехала работать на родину в Липецк, откуда у неё было направление на учёбу. Слава остался в Воронеже, где в медакадемии получил профессию врача. Пара использовала любую возможность, чтобы увидеться. Как только у Даши выдавались выходные, пусть и среди недели, она мчалась к любимому в Воронеж. Слава ездил к своей девушке в Липецк.

В очередной раз Даша приехала в Воронеже 28 ноября 2017 года. Пара была дома у Славы примерно до 15 часов, вспоминает мама парня Светлана Говорухина. Молодые люди ушли, пообещав вернуться поздно вечером или утром следующего дня.

Светлана Васильевна заволновалась и позвонила сыну примерно в 23:30. Но трубку никто не взял, у Даши телефон был вне зоны доступа. Мама переживала, но решила больше не звонить ребятам, подумав, что те остались в гостях у друзей. Слава ругался из-за лишней опеки. Утром история повторилась – ни сын, ни его девушка не ответили на звонок.

В четыре часа дня затрезвонил домашний телефон. Светлана Говорухина взяла трубку, звонила одноклассница сына.

– Слава угорел, – услышала мать на другом конце провода, и жизнь её разбилась вдребезги.

А потом как в кошмарном сне они ехали на такси к дому по соседству на улице Пушкинской, требовали впустить их в квартиру, где нашли два тела. В подъезде мать умоляла открыть чёрный пакет в надежде, что там будет не Слава, не её сын.

Как оказалось, Слава и Даша сняли квартиру в центре Воронежа на сутки, чтобы побыть вдвоём. Когда Слава пошёл искупаться, квартиру заполнил угарный газ. Выброс был от колонки, нагревающей воду.

– Им стало плохо уже через 20-40 минут после того, как дети оказались в квартире. Сын выходил из ванной. Наверное, плохо себя почувствовал, понял, что что-то не так, выскочил из ванной комнаты, стал надевать шорты на ходу и тут же потерял сознание – упал в проходе. Даша, как села на диван сразу после прихода, так и уснула, – говорит Светлана Говорухина.

Вопросы без ответов

Через месяц после гибели ребят, в декабре 2017 года, следователи СУ СКР по региону возбудили уголовное дело. Прошло восемь месяцев, но подозреваемых в деле нет, что очень беспокоит родных Славы и Даши. Ведь ситуация вопиющая – за полтора месяца до их нелепой гибели другая пара, снимавшая эту же квартиру на улице Пушкинской, оказалась на волосок от смерти. Квартиросъёмщики отравились угарным газом 2 октября 2017 года. Этим ребятам повезло больше. Парень успел вызвать скорую до того, как потерять сознание. Ему врачи помогли сразу же, девушка попала в реанимацию. О случившимся семье Славы Денщикова рассказал сам пострадавший. После тех событий молодой человек и его девушка съехали из квартиры на улице Пушкинской. Собственник передал её субарендатору, а тот начал сдавать жильё на сутки-часы.

Родные Славы Денщикова видели и акт расследования несчастного случая, где ту самую колонку после октябрьского инцидента обследовала комиссия из пяти человек. Специалисты из «Газпрома» и «УК Ленинского района» сделали выводы, что дымоход колонки в квартире на улице Пушкинской чист, при закрытых окнах тяга отсутствует. При включенной принудительной вытяжке и закрытых окнах появилась небольшая обратная тяга.

Ответственной за тот случай в октябре сделали некую женщину – вероятно, на тот момент по документам хозяйку квартиры, которая якобы не проверяла тягу до включения колонки и после начала её работы, а также пользовалась ею при закрытых окнах. Она якобы и вызвала скорую. На самом деле никакой женщины вместе с квартиросъёмщиками в момент выброса угарного газа в жильё не было.

Контролёры по итогам проведённой 3 октября 2017 года проверки, рекомендовали повторный инструктаж по правилам безопасности пользования газовыми приборами, а также усилить контроль качества техобслуживания колонки. Кто и на каких условиях допустил тогда использование газового прибора, неизвестно.

– Те, кто разрешал работу колонки, должны были проверить тягу при закрытом и открытом окне. Если там какие-то неполадки – вытяжка плохая, обвалился дымоход, нет тяги – их должны были исправить. Какое хозяин имел право сдавать жильё, если оно опасно для жизни? – спрашивает в пустоту Светлана Говорухина. – Управляющая компания отвечает за дымоходы. Перед отопительным сезоном их должны были проверять. После первого случая снимали колонку – акт снятия есть, а разрешения о том, что можно вернуть на место, нет. Мы много чего ещё не знаем, нам пока не дают знакомится с материалами дела, ссылаясь на тайну следствия.

Семье Славы Денщикову удалось узнать результаты экспертизы газового оборудования. Обычно такие исследования становятся поводом привлекать или не привлекать к уголовной ответственности кого-либо.

Давая ответ о причинах скопления угарного газа в квартире на улице Пушкинской эксперт ответил, что трагедия произошла из-за совокупности факторов – повреждений дымоходного и вентиляционного каналов, отсутствия приточной вентиляции, обратной тяги в дымоходном канале, работы колонки с закрытыми окнами.

Кто отвечает за трагедию? Газовики? Управляющая компания? Собственник жилья? Квартиросъёмщики? Если разбираться, то следить за работой каналов должна обслуживающая организация и приглашённые ею газовики, за вентиляцией внутри квартиры – собственник (который ещё и должен был предупредить арендаторов об опасности), за окнами – те, кто в ней находится. Получается – все виноваты, и поэтому никто не виноват? И проще всего для живых обвинить в трагедии мёртвых?

– Если исследовать выводы экспертизы, установлено, что в вентиляционном канале при закрытых окнах отсутствует тяга, предусмотренная СНИП, при открытых окнах тяга есть. Однако в самих СНИП не указано, что тяга должна быть именно при открытых окнах, полагаю она просто должна быть, – объясняет адвокат Олег Шубин, представитель потерпевшей Светланы Говорухиной. -Вентиляционные каналы обслуживает управляющая домом компания. Причиной наполнения квартиры угарным газом является именно отсутствие тяги в вентиляции. Соответственно, между ненадлежащим обслуживанием дымового канала и происшедшей трагедии имеется прямая причинно-следственная связь. Конечно, пользователями газа нарушены правила пользования газом в быту в части необходимости проверять наличие тяги в канале и открывать окна при пользовании газом, однако при наличии нормативной тяги в канале даже со всеми этими нарушениями трагедии бы не произошло. До настоящего времени непонятно почему тяга в канале отсутствует. Непонятно, почему проверявшие оборудование сотрудники газовой службы после первого случая отравления газом в квартире на Пушкинской разрешили его эксплуатацию. Если даже они не увидели нарушения, как это могли обнаружить простые пользователи? Были ли предприняты тогда должные меры по выявлению причины происшедшего?

Комплексная строительно-техническая экспертиза не дала ответы на многие важные вопросы. Главный вопрос о том, были ли нарушены нормативные требования при установке, обслуживании и пользовании газовым оборудованием, остался без ответа. Эксперт также не указал, стали повреждения дымоходных и вентиляционных каналах причиной появления в квартире угарного газа или нет. Сам же «ответ о причине образования угарного газа в квартире носит обобщенный характер», отмечает Олег Шубин.

Чтобы разрешить вопросы, потерпевшие подали ходатайство о проведении повторной строительно-технической экспертизы.

Никто ни в чём не виноват?

Опасения родных Вячеслава Денщикова не напрасны. Дела об отравлении газом в квартирах зачастую не доходят до суда. Взять хотя бы резонансные трагедии последних лет, в которых оказался никто не виноват, или виноваты сами погибшие.

В феврале 2018 года в квартире пятиэтажки на площади Ленина в Воронеже погибли мальчики 10 и 12 лет. Братья отравились угарным газом, пока родители купались в ванной комнате. Спасти подростков не удалось

В декабре 2017 года в квартире пятиэтажки на проспекте Революции нашли тело 19-летней студентки. Девушка из Липецка снимала в центре Воронежа квартиру вместе с подругой. Оставшись дома одна на выходные, студентка погибла от отравления угарным газом. Причиной стала обратная тяга из газовой колонки при закрытых окнах.

В феврале 2016 года в Поворино похоронили семью из четырёх человек. Тела двух взрослых и двух детей в пятиэтажке на улице Лесозащитной обнаружил отец 35-летней хозяйки. Родители включили газовую колонку, чтобы искупать сына. Из-за засорившегося дымохода в квартиру пошёл угарный газ. Женщина, её муж, 13-летняя дочь и 4-летний сын погибли от отравления.

В январе 2016 года парня и девушку нашли мёртвыми в квартире на улице Ворошилова. Студентам было по 20 лет. Тревогу забили родители пары, которые несколько дней не могли связаться с детьми, беспокоились и решили проверить съемную квартиру. Когда жилье открыли, стало понятно, что студенты мертвы уже несколько дней.

В январе 2014 года в Воронеже на улице Матросова нашли мёртвыми семью из трёх человек. На кухне в это время работала колонка. При осмотре газовики констатировали, что дымоход забит листвой. Смерть 58-летней женщины, её 34-летнего сына и 27-летней дочери наступила от отравления угарным газом. Как выяснилось, за полтора года до ЧП члены семьи, снимавшие квартиру, купили и сами установили газовую колонку. Они не приглашали газовиков, не проходили инструктаж.

Без доказательств и без утешения

Доказать вину управляющей компании или газовиков в смерти людей от отравлений угарным газом в квартирах практически невозможно. Ведь следствие опирается на выводы экспертизы, а в них между бездействием организаций или конкретных людей и смертью довольно редко оказывается очевидной причинно-следственная связь. При этом зачастую ответственность за проверку тяги во время работы газовых колон возлагается на собственников, которые погибли. Выходит, они виноваты сами?

Специализирующиеся на исследованиях газового оборудования воронежские эксперты, которым корреспондент «Вести-Воронеж» хотела бы задать вопрос о недостаточности доказательств, от беседы отказались.

По мнению юристов, беда в том, что по таким делам – об оказании небезопасных услуг – в Воронежской области, да и по всей России нет судебной практики. Так за последние годы в регионе до суда дошло всего одно дело о гибели семьи в квартире от отравления газом. Речь идёт о смерти 50-летнего мужчины, его 39-летней сожительницы и её 7-летней дочери Лисках на улице 40 Лет Октября в феврале 2013 года. В трагедии обвинили бывшего гендиректора ООО «Малое управляющее жилищно-эксплуатационное предприятие № 4».

Вина в этом случае оказалась очевидна. Выяснилось, что в доме больше 30 лет не проверяли дымоходы и вентиляцию. Директор не заключил договоры на техобслуживание и ремонт инженерных систем со специализированной организацией, не обеспечил проверки кирпичных дымоходов. Халатность привела к скоплению мусора в дымоходе и вентиляции. Тяга в дымоходе ослабилась, и угарный газ стал поступать в квартиру. Суд приговорил коммунальщика к трём годам тюрьмы. Но он тут же попал под очередную амнистию. Из суда директор коммунальной компании, виновный в смерти трёх человек, вышел свободным человеком.

Конечно, любой, даже строгий, приговор суда, станет для родных безвременно ушедших людей слабым утешением. Но наказания для тех же коммунальщиков, судебная практика могла бы хоть немного «подлечить» халатность обслуживающих организаций, эту вечную надежду на русский авось. Возможно, так многих нелепых смертей удалось бы избежать.

– Должен же кто-то понести ответственность за две смерти. Нет двух молодых ребят, у которых было столько планов, столько жизненных сил. И всё оборвалось. У меня погиб единственный сын. Я не знаю, как мне теперь жить, – говорит Светлана Говорухина.

Оксана Грибкова